Порно рассказы - Главная

ReadPorno.ru - это специально отобранные порно рассказы и порно истории от лучших авторов со всего Интернета. На нашем сайте самая большая и регулярно пополняемая коллекция порно рассказов на любой вкус, отсортированных по категориям и рейтингу. Читайте порно у нас!

ПОРНО РАССКАЗЫ:

Лучшие рассказы
Новые рассказы
А в попку лучше
Ваши рассказы
Группа
Бисексуалы
Гомосексуалы
Гетеросексуалы
Зоофилы
Романтика
Измена
Классика
Клизма
Инцест
Лесбиянки
Наблюдатели
По принуждению
Потеря девственности
Поэзия
Подростки
Остальное
Пушистики
Свингеры
Служебный роман
Случай
Странности
Студенты
Фантазии
Фрагменты из запредельного
Фетиш
Эротика
Эротическая сказка
Экзекуция
Эксклюзив
Эта живительная влага
Это славное слово - миньет
Жено-мужчины
Юмористические
Я хочу пи-пи

Поиск по автору

Добавить рассказ

Контакты

Ссылки на порно


 

 

 

... Питер просто сказал: «Она сделает все, что ей скажут, как кукла. Это подарок отца». Никто не стал вдаваться в подробности – каждому хотелось скорее попробовать. Сперва ее просто уложили на кровати и облапили со всех сторон. Шесть пар ладоней гладили, мяли. , тискали, теребили и терли ее грудь, живот, ноги, половые органы. Потом кто-то спросил: «И в рот возьмет?» Питер довольно ухмыльнулся. Отстранил всех жестом, встал на колени над ее головой, и, мастерски управляя, отдавая ... [ читать дальше ]
... Я сказала, что он будет первым. Я вывела его на середину комнаты и поставила на колени. Я положила немного крема на дилдо и надавила им на анус Лина. Он застонал, когда я еще сильнее надавила. Я начала ударила его по попке Он дернулся и я вставила дилдо еще глубже. Я продолжала шлепать его и вставлять дилдо.
      После шлепков двадцати дилдо вошел на несколько дюймов. Член Лина стоял как кол. Я начала двигать дилдо в попке Лина, при этом продолжая шлепать его рукой. Я попросила Бет лечь между ног ... [ читать дальше ]

Название: СТУДЕНЧЕСКИЙ МЕДОСМОТР
Автор: Слава
Категория: Студенты, Случай, По принуждению, Ваши рассказы
Добавлено: 17-01-2012
Оценка читателей: 5.98

Таня хорошо училась в школе и всегда вела себя так, чтобы ее считали примерной девочкой. Успешно окончив школу, она сдала экзамены и без проблем поступила в университет. На вступительных экзаменах она набрала достаточно баллов, чтобы попасть на бюджетное отделение на радость родителям, которые всегда хорошо к ней относились. Она была единственным ребенком в семье.

Таня была по–настоящему красивой девушкой. Небольшого роста, но со стройной, тонкой фигурой. У не была узкая талия и очень красивый животик, с нежной бархатистой кожей и очаровательным, прекрасной формы пупочком. Иногда она ласкала его перед зеркалом.

Таня была натуральной блондинкой со слегка кучерявыми волосами. Высокий лоб тонкий, точеный носик, возбужденно приоткрытые, сочные губки и восхитительные голубые, глаза. Грудь девушки была не столь крупна, сколь совершенна своей формой: небольшая, где–то второй размер, но округлая и пышная, чем – то похожая на яблоко.

Ее ноги были достойны высших похвал: идеальные бедра, налитые, округлые ягодицы, вверху плотные, но утончающиеся книзу голени и изумительные ступни. Она всегда ухаживала за своими ножками и предпочитала изысканный маникюр. В летних открытых туфлях ее ноги были просто восхитительны и даже взрослые, зрелые мужчины оборачивались ей вслед.

Ей почти во всем везло, кроме одного момента. Из-за своей стеснительности, или скорее осторожности, у нее никогда не было отношений с парнями.. Никаких. Она была не просто девственницей, но в свои семнадцать, не испытала ни разу даже ни поцелуев, ни объятий.. Она нравилась многим ребятам из своего класса, даже старшим. Но она всегда была строга и неприступна со всеми. Таня не была затворницей и у нее, конечно, были подружки, с которыми она проводила иногда время по выходным или после школы.

Именно им она говорила, что «этот жалкий петтинг», как она сама цинично называла поцелуи, ниже ее достоинства. Хотя, причиной тому было то, что она сама, «примерная девочка» стеснялась признаться себе, что ей страшно хотелось почувствовать, что такое любовь, не только в плане нежных чувств, но и плотских удовольствий.

Уж в чем, но в мечтах об этих самых плотских утехах проходило немало свободного времени Татьяны. Таня была начитанной девочкой с развитым воображением и нередко она приходила в экстаз от возбуждающих сцен любви в романах. Она была знакома даже со знаменитой «Жюльеттой» Де Сада, не говоря уже о просто эротических или близких к тому произведениях.

Поэтому она не питала иллюзий по поводу взаимоотношения полов. Ей нравилось, читая ту или иную книгу, решать, принадлежит ли тот или иной герой или сам автор к садизму или мазохизму. Герои, которые боготворили женщин, служили им, всегда нравились ей больше. Но ей было ненавистно насилие. Она терпеть не могла подчиняться.

Хотя садистских наклонностей в себе она не наблюдала. Эротические романы, но естественно не вульгарные, а написанные со вкусом, ее безумно возбуждали. У Тани была своя комната, в которой она любила на досуге уединиться с подобной книгой. Девушка бывала одета по – домашнему: футболка на голое тело, скромные кружевные трусики, легкие спортивные брюки и обязательно босиком, ей было приятно ощущать обнаженными нежными пальчиками ворсистый ковер.

Как только девушка находила вожделенный момент в тексте, ее соски начинали твердеть и возвышаться над маечкой. Таня опускалась по кровати чуть вниз, принимая почти горизонтальное положение. Зажав книгу в левой руке, правой она начинала ласкать себе низ животика, поднимаясь вверх и задирая маечку вверх, к груди.

В этот момент ее ноги были плотно сжаты и ее еще больше возбуждала мысль о том, что кто – то наблюдает за ней. Затем девушка вела рукой вниз по животику, лаская себя, изящно сгинаясь дугой, и затем запускала ручку под резинку штанов, и глубже, под трусики, пока не коснется нежных волосиков на лобке. Таня следила за своей киской более, чем за всем своим телом: она тщательно сбривала все по краям, но само возвышение ее лобочка красовалось полоской нестриженых волосков – от верхней границы их роста до места, где сливались вместе губки.

Пальчики девушки с аккуратным маникюром погружались все глубже. Вот она раздвигает ими большие губки, горячие и уже совсем влажные.. Глаза Тани полуприкрыты, а веки дрожат от наслаждения, ротик слегка открыт, готовый издать стон страсти. Указательным и безымянным пальцами девушка раскрывает большие губы киски, а средним касается небольшого, как горошинка, но совсем твердого клитора… она вздрагивает всем телом и начинает нежно массировать его, медленно и искусно. Она больше не может держать книгу и полностью отдается во власть своего воображения.

Левой рукой она вновь поднимает маечку и начинает ласкать одновременно с промежностью высоко торчащие соски, то зажимая их между пальчиками, то лишь касаясь кончиков. Возбуждение девушки доходит до предела и она на секунду прерывается только чтобы спустить немного вниз, до середины бедер, взявшись за резинку, брюки и совсем мокрые от выделений трусики…теперь все ее прелести открыты взору и этот факт возбуждает ее еще сильней.

Правой рукой Таня проводит по своей киске и ведет рукой по животику, оставляя на его нежной коже влажный след. Она все еще сжимает бедра, лаская грудь двумя руками, затем одну вновь опускает вниз. Она разводит ноги шире и ее пальчики теперь уже скользят по клитору и губкам. Таня ласкает свою киску сверху – вниз, ритмично, то надавливая ладошкой, то вновь проводя по ней пальчиками вдоль. Нектар стекает с е губок, обильно покрывая всю промежность и даже немного анус.

Таня иногда касается пальчиком милого розового его колечка, которое сжимается от прикосновения мокрого пальчика… Но вот постепенно низ живота девушки наливается долгожданной приятной тяжестью, которая теплом, волнами разливается по всему телу. Оргазм – смесь страсти, трепета, радости, спокойствия и удовлетворения, заставляет девушку содрогаться всем телом в такт ритмичным сокращениям ее влагалища под сладкий стон удовольствия…

Так нередко заканчивались одинокие вечера девушки. Именно острое чувство одиночества все чаще посещало Таню после таких актов самоудовлетворения. Она знала, что мастурбация скоро перестанет быть для неевыходом, но знала и то, что большего она пока не позволит себе. Она все же таила надежды, что в универе найдется достойный ее парень.

Таня не была заносчивой, она просто была во всех отношениях очень красивой, милой, порядочной девушкой, с чувством собственного достоинства. Тане было непросто мириться со своими желаниями и отказывать себе в отношениях с парнями, но она знала, что просто так нужно вести себя очень красивой девушке, чтобы по неопытности не попасть в неприятности. Именно в этот нелегкий для юной дамы период ее ожидало то, что несопоставимо с ее достоинством – ужасы общего медосмотра.

После зачисления, каждый студент, поступивший на первый курс должен был пройти медосмотр. Танино настроение упало совсем, когда эта участь стала для нее неизбежной, без возможности уклониться от осмотра.

Родители Тани по профессии были врачами и девушке было хорошо известно, что профилактические осмотры, которые юноши и девушки проходили в школе и в институте – часть диспансеризации – системы мер контроля за здоровьем населения и нечего страшного в себе таить не должны. Однако, учитывая общее состояние отечественной медицины, с ее отсталостью и неорганизованностью в последние десятилетия, невинную девушку могло ожидать много неприятностей. Сами по себе унизительные процедуры могли стать сущим кошмаром.

Естественная стыдливость 17 летней симпатичной девушки, ее достоинство, права, могли быть грубо нарушены. Тане было очень неприятно осознавать необходимость и неизбежность предстоящих ужасов.

О предстоящем медосмотре в институте объявили заранее на одной из лекций, назначив его на вторник на девять утра. Пары на этот день отменили, и Таня с отвращением смотрела на «дебилов», которые слишком буйно этому радовались в аудитории.

Таня успокаивала себя, но все равно очень переживала. Следующим утром она проснулась пораньше, приняла душ, надела свежее белье: белые - трусики и лифчик. Девушка решила не эксперементировать с одеждой и пойти как на занятия: надеть обтягивающие темные брюки клеш, изящные босоножки на небольшом каблучке и очень легкую бежевую расклешенную блузку.

Медосмотр проводился в здании университета, в медпункте на третьем этаже. Каждой девушке необходимо было пройти комиссию из нескольких врачей: терапевта, хирурга, невропатолога, оториноларинголога, стоматолога, окулиста, и что самое ужасное, всем предстоял осмотр у гинеколога…

В коридоре собралось уже много студентов. К ужасу Тани оказалось, что всех врачей, кроме, естественно, гинеколога, нужно будет проходить по очереди, то есть почти вместе с мальчиками… а вдруг кто-то по ошибке зайдет, когда… пронеслось в голове у Тани. Как потом пацаны все обсудят в общаге… Ее никто никогда не видел голой, кроме родителей.. Девушка внутренне сжалась.. Справа ее поприветствовал однокурсник – симпатичный стройный парень, весьма неглупый, который Тане очень симпатизировал, возможно даже любил, но стеснялся в этом признаться.

Она прошла мимо. А ведь можно было и пообщаться, подумала девушка. Нет, пусть подождет пока, решила Таня и направилась к двери терапевта. В кабинет пускали по трое – вместе и девушек и ребят – значит пока раздевать не будут, подумала Таня. Собралась небольшая очередь и девушки стали обсуждать предстоящее. Пышногрудая, весьма симпатичная, но с детским голосом Настя – танина одногрупница, очень не любившая
Таню из – за того самого парня, обратилась к ней под дружный смех девченок:

- А знаешь, говорят девственниц осматривают через зад… и прыснула от смеха. Таня не знала, в школе гинекологов не было, но такая дерзость ее не на шутку разозлила.

–Если это так, то, надеюсь, тебе раздерут твою задницу так, что уже никто не заштопает, потаскуха! – с ненавистью ответила разозленная такой выходкой Таня. На этот раз заржали пацаны, которые стояли рядом и все слышали. Настя густо покраснела, не найдя что ответить. Видимо, сплетни о Настиных успехах среди парней были сильно преувеличены. Остальные девушки молчали, боясь острого языка Тани. Девушка вошла в кабинет терапевта.

В просторной комнате было пять человек: три девушки и два мальчика. Таня чуть в обморок не упала: одной из девушек врач задрала кофточку так, что было видно весь живот и полностью полупрозрачный красного цвета лифчик. Врач слушала ее стетоскопом. Девушка стояла вся красная, а на открывшийся вид смотрели никакие пацаны. Хорошо, что я надела белый, подумала Таня.

К врачу подошел один из ребят. Ему заполнили карточку и попросили снять рубашку, чтобы послушать дыхание. Юноша охотно все выполнял, сам посматривая, как на его накачанный торс глазели девушки. «Ха, как бы он отнесся к тому, что его попросили бы показать дамам еще что-то!» мысленно предположила Танюша.

- Молодой человек, вы пропустили прививку от дизентерии! – раздраженно произнесла доктор. Укол делается в ягодицу. Молодой человек побледнел, посмотрел в сторону сидящих девушек, заметив на их лицах неоднозначные и явно заинтересованные ухмылки, и сказал:

- Нет, я не могу, здесь же девушки!

– Я настаиваю сделать ее сейчас, так что не сопротивляйся, ложись на кушетку и снимай джинсы, они ничего такого не увидят. Парень сильно застыдился и покраснел.

- Может, ширму поставить?

- Не тяни время, ложись. Парень молча, не глядя в сторону присутствующих девушек, расстегнул ремень и молнию джинсов, а потом улегся на кушетку животом вниз. Затем он спустил брюки вдоль бедер и вопросительно посмотрел на врача. – Трусы тоже спускай! – сказала врач, готовя шприц к инъекции. В этот момент все девушки со смущенными улыбками смотрели на его мучения.

- Ладно, я сама – сказала врач и стянула плавки и джинсы юноши едва ли не до середины бедер. Парень почувствовал, как резинка плавок соскользнула вдоль члена, и его орган теперь был прижат прямо к кушетке. От этого ощущения и еще от чувства, что на него пялятся девченки, быстро началась эрекция, остановить которую было невозможно.

Как встать и одеться с такой эрекцией, он не знал. Врач быстро сделала укол и сказала, что можно подниматься. Юноша, сгорая от стыда, правой рукой прижал член под собой, затем слегка повернулся на левый бок и другой рукой, согнувшись, рванул на себя джинсы и плавки под довольный и смущенный смех Тани и других девочек. Пока он справлялся с натягиванием штанов, его орган все-таки пару раз сверкнул перед глазами однокурсниц. Какой позор! Парень натянул одежду и весь красный, как рак, с бугром ниже живота, под женский смех вылетел из кабинета.

Тем временем в кабинет вошла девушка и один молодой человек.
Медсестра, сидевшая в кабинете, заводила на всех студентов амбулаторные карточки. Подошла очередь Тани.
– Фамилия?
- Сергеева.
- Имя, отчество?
- Татьяна Викторовна.
- Год рождения?
- Восемьдесят восьмой.
- Расстегни блузку. Молодые люди сзади зашептались и Тане стало не по себе.
- Чего ждешь? Таня взялась за верхнюю пуговицу блузки и стала расстегивать. Ее пальцы не слушались и с расстегиванием девушка справлялась долго. Расстегнув все пуговицы, девушка развела края блузки. Соски ее встали торчком, и к ужасу Тани бюстгальтер этого не скрывал. Врач попросила Таню сделать глубокий вдох.

Нежный, с бархатным пушком животик Тани весь заалел от прилившей к нему крови. «Как я наверное сейчас ужасно краснею!» - про себя подумала девушка. Холодный наконечник трубки, прижатый к коже, заставил девушку вздрогнуть.

- Повернись и задери блузку! Теперь, когда врач прослушивала легкие Тани, она стояла лицом к двоим юношам, совсем вся красная и с беззастенчиво торчащими сквозь лифчик сосками. Кое-кто опустил глаза, но остальные дружно глазели на нее.

- Прививку от дизентерии делала? Таня подумала, что сейчас с ней сделают то же, что и с тем беднягой, чего ей очень не хотелось.

- Да – робко ответила Таня.

- Справка есть?

- Я ее отдавала сюда, в медпункт - соврала девушка.

- Все справки приносят мне, сейчас поищу. И врачиха стала рыться в столе. Таня поняла, что почти попалась, «ну почему я не сказала, что справка в другой поликлинике!?».

- Когда ты ее делала?

- Месяц назад.

- Вакцинация проводилась в апреле, и не надо мне врать, девушка. Сейчас я укол сделаю и все. Тане стало ясно, что противиться бесполезно.

- Хорошо, только не так, как вы молодому человеку сделали, ладно?

- Ладно – врач позвала медсестру – Сделай ей стоя, милочка…

- То есть как?

- Подойди к столу, сказала медсестра. Таня подошла. Все было ужасно, единственное, что она была расположена к «зрительному залу» лицом, и, может быть, им не будет видно. «Все, будь что будет, пусть делают, что хотят, пусть это и несправедливость и унижение, и вообще кошмар!» решила Таня.. С расстегнутой блузкой девушка подошла, как ей велели.

- Расстегни брюки, нагнись и опусти трусики… Таня вся дрожа, чувствуя на себе изучающие взгляды, расстегнула пуговицу на брючках, затем молнию. «Теперь всем будут видны мои трусики…» подумала девушка. «Что же я делаю, мама!» Мысленно кричала Татьяна и немного спустила брюки. «Теперь трусики… я снимаю трусики перед половиной своей группы…»

Таня сняла трусики только с ягодиц, оставив их переднюю часть на лобке, надеясь оставить промежность прикрытой, нагнулась и двумя руками уперлась в стол. «Какой, должно быть, аппетитный у меня вид: стою в позе, в расстегнутой блузке, с торчащими сосками, оттопыренной холеной задницей, и спущенными трусиками, еще и на каблучках, черт, как шлюха …» Эта мысль несколько позабавила Таню.

- Издеваешься? – спросила медсестра и резким движением опустила трусики девушки до середины бедер, под возглас зрителей-студентов. Таня от неожиданности вскрикнула, но было поздно. Все что успела сделать в ответ девушка, это быстрым движением прикрыть доступную для взглядов промежность двумя ладошками сразу… руки дрожали, а танины пальчики с маникюром почти тщетно метались по лобку и промежности, стараясь закрыть как можно больше. Мальчики присели на стулья и нагнулись вперед. «Значит действительно классно выгляжу», подумала девушка.

Иголка больно уколола девушку, но все прошло быстро. Ужасно краснея, Таня молниеносно натянула трусики и оделась. Она уже хотела идти в следующий кабинет, но врач попросила ее остаться и спокойно посидеть несколько минут. После такого действительно ней нужно было прийти в себя.. Тем временем вошла новая группа студентов из очереди в коридоре.

Следующей девушке измеряли давление, но она почему-то очень сильно краснела. Это была Надя – девушка высокая и стройная, модельного вида с очень красивыми каштановыми волосами. Надя очень нехотя подошла к столу и бархатным голосом попросила:

- Пусть мальчики выйдут, я очень стесняюсь… Врач недоуменно посмотрела на нее.

-Чего это вдруг из-за тебя порядок нарушать? Никто, посмотри, не стесняется! Шепотом, осторожно, чтобы ребята не услышали, Надя сказала врачу:

- Пожалуйста, я не знала, что медосмотр сегодня, на лекции меня не было, я…, я пришла без белья…

- Ты посмотри, ну что за молодежь, что лифчика не надела, шалава? Громко захохотала докторша. Пацаны стояли совсем оторопев.

- Может…, мы выйдем, а? Робко спросил один.

– Не надо, ребятки, пусть знает свое место, посмеивалась врачиха.

- Я отказываюсь, чтобы вы меня смотрели! Запротестовала Надежда. В ее голосе слышалось отчаяние.

- Без медосмотра нельзя, дура, из института мигом вышвырнут, на панель пойдешь со своими сиськами драгоценными! – завопила врачиха, продолжая бесцеремонно унижать девушку.

-Давай снимай, что там на тебе есть, мне надо дыхание твое послушать, и написать что ты, черт побери, здорова!

Надя была сногсшибательной: пышная грива темных волос, замечательная фигура, стройные загорелые ноги на высоких каблуках в легком белом летнем платье… которое снималось только через голову! Таня представила на ее месте себя, и ей стало очень жаль Надюшу. Надя совсем покраснев, закрыла лицо руками и стала беззвучно плакать:

- Я не могу, вы что не понимаете!?

- Так, помогите ей, не то я сейчас сообщу в деканат, как вы относитесь к своим обязанностям, вопила врач.

- Пожалуйста, не надо в деканат, взмолилась девушка!

- Тогда чего вы все ждете? Помогите ее раздеть, обратилась докторша к Тане и Оксане – третьей девушке. Они стояли молча. Надя перестала плакать и впала в оцепенение.

– Нет, я сама все сделаю, вам ведь нужно только послушать грудь?

– Да, тебе достаточно только открыть грудь и спину, красавица! Надя молча протянула руку и стала дрожащими пальцами стягивать бретельку платья с плеча… Когда она сняла вторую бретельку, платье уже ни на чем не держалось и девушка придерживая его руками на груди, подняла глаза и робко, с дрожью в голосе попросила:

- Пусть они отвернуться. В этот момент на бедную девушку изучающее уставились шесть пар глаз.

– я здесь главная, заявила врач, пускай смотрят! Надя стояла спиной к парням. Одной рукой девушка взялась за лиф платья и медленно опустила его до середины живота придерживая, а другой застенчиво прикрыла грудь. У нее был третий, если даже не четвертый размер, и прикрыть все это одной тонкой ручкой было невозможно, так что как ни старалась девушка, почти вся левая грудь и сосок были видны. Врач подошла к девушке и стала слушать ее трубкой. От каждого прикосновения тело Нади вздрагивало.

- Опусти платье еще ниже, мне нужен твой живот! Платье опустилось, упав с бедер девушки, и открыло вид на поясницу с прелестными ямочками, и, на идеальной формы, округлые ягодицы восемнадцатилетней девушки. Подол платья уже коснулся пола, но девушка удерживала его внизу живота. Еще чуть–чуть, и будет замечательно видна ложбинка между ног, внизу – подумала Таня. Какие мысли и чувства все это время испытывала бедная Наденька, остается загадкой.

– Так ну-ка, красавица, повернись спинкой! – сказала доктор. Надя стала неуклюже поворачиваться лицом к совершенно обалдевшим однокурсникам. Она смотрела в пол и молча переносила, как жадно ее разглядывают.

Надя не была девственницей и вела активную половую жизнь. Она нравилась даже взрослым мужчинам. Иногда она танцевала на дискотеке в откровенных нарядах, естественно, она обнажалась, когда занималась сексом, но такого мерзкого, паршивого, унижения она никогда не испытывала. Ей хотелось провалиться под землю от чувства безысходности и стыда. А еще безумно хотелось, чтобы ее спасли, укрыли от этих гадких похотливых взглядов, пронзавших ее тело. Ее тело, которое все ее мужчины так обожали, так любили. Ее или ее тело? Никто не придет на помощь.

Но ей уже все равно. Пусть смотрят эти двое – подонки и неудачники. Им все равно никогда ничего подобного не увидеть, не увидеть красивого женского тела, не прикоснуться к нему…пусть смотрят, сволочи!

Руки девушки безвольно опустились, платье упало к ногам. Трусиков на ней естественно, тоже не было. Она стояла перед двумя парнями и однокурсницами полностью обнаженной - высокая, стройная молодая девушка с бесконечно красивой фигурой, бархатным водопадом волос через плечи. Докторша опешила от увиденного. Она успела сказать только: - Че, совсем офигела?

Как вдруг один из юношей с криком «что же вы все делаете!» бросился к ее ногам, схватил упавшее платье и снова прикрыл им девичье тело. Ноги больше не держали Надю, она упала на руки молодому человеку и разрыдалась. Он обнял ее за плечи, потом взял на руки и бережно посадил на кушетку, сам сел рядом, обнял еще крепче, говорил что-то нежное, утешая, целовал в шею и в щеки… Теперь уже все зашевелились, докторша вскочила и принесла воды, все присутствовавшие собрались вокруг, утешая Надю. Девушка стала постепенно приходить в себя. Старая докторша со слезами на глазах умоляла:

- Ну прости меня, деточка, ласточка, я ж не думала что так выйдет, я же не знала, думала ты из этих, шлюх беспардонных, прости ради бога! Надя сидела уже не плача но еще всхлипывала. Из коридора стали заглядывать остальные студенты, стоявшие в очереди. Надя привела себя в порядок и поддерживаемая мальчиками вышла из кабинета. В очереди стало известно, что девушке просто стало дурно от духоты в помещении. Мысленно присутствовавшие молодые люди поклялись, что никогда никому не расскажут о случившемся.

«Да, ну и день сегодня выдался», подумала Таня, покидая кабинет терапевта. «Прошло каких-то полчаса, а я уже испытала столько, сколько не испытала за всю прежнюю жизнь! Хоть это все и было унизительно, но зла никто не причинял, так что вышло даже интересно.. Очень интересно». Таня удивлялась тому, что оказалась довольна. Следующая дверь вела к стоматологу.

Возле стоматкабинета людей собралось море. Таня, не стесняясь, вошла. В ноздри ударил резкий запах хлорки и еще какой-то дряни. В помещении было четверо – двое юношей и две девушки, все были с одного курса.

Посреди кабинета стояло большое кресло, которого девушка с детства страшно боялась. Кабинет стоматолога вызывал прочную ассоциацию с неприятной, ноющей зубной болью и Татьяна непроизвольно поежилась, по спине и предплечьям пробежали мурашки. Молодой врач, мужчина, совсем молодой, едва ли не со студенческой скамьи, предложил девушке присесть на стоявшую в кабинете кушетку и подождать своей очереди.

В это время несчастному молодому человеку сверлили зуб. Тот мужественно держался, но толи от неопытности врача, толи от боли, действительно, он весь скривился, побледнел, а по внезапно состарившемуся лицу катились капельки пота. Бормашина адски визжала, причем это была не новомодная, работающая на сжатом воздухе модель, а еще старая, дремучая, сто раз списанная и замотанная местами пластырем машина, станок для пыток.

У нее низкие обороты и врачу приходиться так надавливать на ручку, что бешено вращающееся сверло то и дело норовит сорваться с зуба и превратить нежную полость рта в труднозаживающие лохмотья. Иногда от трения о зуб на низких оборотах и при большой нагрузке, аппарат нагревается и дымит, наполняя кабинет едкими продуктами горения пластмассы и смазки под истошные стоны жертвы… Все это пронеслось в голове девушки и ей мгновенно захотелось убраться подальше из этих застенок гестапо.

Настала танина очередь. Она подошла к креслу, затем поставила изящную ножку в черной туфельке на стертую подставку, а затем запрыгнула на кресло целиком. Она попыталась положить голову на подголовник, но получилось неудобно и девушка держала ее на весу, пока врач готовился. Доктор взял, как обычно, металлическую палочку, затем поболтал ею в физрастворе и двумя руками наклонил танину голову назад на подголовник.

Перед глазами девушки теперь был только белый потолок с потресканной штукатуркой. «ну все, началось», подумала Таня и внутренне сжалась. Металлический шпатель неприятно стучал по эмали, затем врач поскреб где-то с очень неприятным звуком, затем «случайно» уронил шпатель Тане под блузку… Ой, я нечаянно, сейчас достанем… ну-ка…

С этими словами дохтур бесцеремонно полез рукой девушке за шиворот. Таня запротестовала, но мужик не унимался и вытворял рукой что-то с Таниной грудью, на глазах присутствующих. «То-то этот негодяй на меня так пялился», подумала Таня и резко встала с кресла, отстранив нахала.

- У меня все нормально, и вы это прекрасно знаете! – сказала Таня и, развернувшись на каблуках, вышла.

Следующая дверь вела к хирургу.
Таня была уже сильно взвинченной, стала вести себя дерзко, что было естественным следствием грубого обращения.. Она помнила слова своего отца, тоже врача, который говорил: «Профессионализм врача заключается в том, чтобы всякое его действие над пациентом, каждый его шаг, не мог бы вызвать вопроса «зачем»…». Исходя из сегоднешнего поведения врачей на медосмотре, таких вопросов оставалось очень много…

В кабинет хирурга девушек и мальчиков запускали отдельно, чередуя по несколько, группами, юношей и дам. После событий у терапевта Таню это уже радовало. Дверь кабинета была старой, двустворчатой, выкрашенной унылой голубой краской. Она держалась закрытой довольно долго, открываясь лишь на время, когда одна группа из 3-х – 4-х студентов покидала кабинет, и входила другая группа.

Но так было не всегда и дверь иногда открывалась, когда в кабинет входила медсестра, или кто-то из студентов выходил за карточкой. Когда Танино место в очереди оказалось совсем рядом с дверью, девушка заметила, что как раз в такие моменты кабинет хорошо просматривается. Таня почти бессмысленно в ожидании глядит на двери.

После случая у терапевта разговаривать ни с кем не хочется. Она обдумывает случившееся ранее и замечает, как уже сейчас начинает возбуждаться от воспоминаний… Таня медленно успокаивается, страх и стыд уходят… «Неплохая темка для моих вечерних ласк, только, вот еще бы чуть-чуть побольше заставить того паренька раздеться… Кстати, интересно, как теперь будут смотреть на меня однокурсники? Наверное, те, кто видел, как мне делали укол, вряд ли будут спать этой ночью, они будут мечтать обо мне, да, точно… Девушка чувствует, как у нее снова напряглись сосочки и сладко заныло внизу живота…

Вот из кабинета выходит медсестра и в открывшийся просвет Таня видит двоих полностью обнаженных молодых людей: оба повернуты к ней спиной, один из них садиться на корточки с разведенными ногами, и скромница Татьяна впервые вживую, а не на экране, видит мужские достоинства… «Не успела лицо разглядеть, это, кажется Рома, да, точно, это Рома, какой он у него все-таки…большой…» Таня уже ничего не осознает, тепло, пульсирующее тепло внизу живота, стук сердца… «Я хочу только посмотреть…» Девушка немного подалась вперед, к двери.

- Ты че вылупилась? – резко оборвала ее мечты выходившая медсестра. – Ах ты извращенка маленькая, члена не видела ще небось, мокрощелка!!! Таня быстро ретировалась. Медсестра бросила на нее еще один недобрый взгляд и удалилась. «А ведь действительно никогда не видела, черт, как я дурацки спалилась…»

Из кабинета стали выходить юноши. Таня не удержалась и посмотрела Роме в глаза – он тоже на нее смотрел. «Интересно, догадывается ли он», и Таня тут же смущенно улыбнулась и уставилась в пол.

Пришла очередь Тани и еще двух девушек войти в кабинет к хирургу. Вместе с Таней оказались Аня – староста группы, темноволосая девушка с неплохой фигурой и жгучими карими глазами, замечательной улыбкой и голосом, который завораживал парней, а также Настя – та самая, которая Таню терпеть не могла. Абсолютно взаимно.

Настя была симпатичной блондинкой с потрясающей грудью и фигурой, которой могла бы похвастать и более зрелая женщина. Но ее заносчивую мину и визглявый голос, сюсюкание с парнями, Таня терпеть не могла больше всего. Если честно, она искала момента, чтобы с ней хорошенько поссориться. Небольшое показательное выступление острой на язык Тани оказалось бы в самый раз…

Первой вошла Аня. Таня за ней.. Пройдя насквозь небольшой холл, девушки вошли в кабинет хирурга. В кабинете было прохладно. Едких медицинских запахов почти не было слышно. Посредине кабинета стоял письменный стол с, как обычно, ободранным лаком, заклеенный бумагой старый шкаф, оббитая дермантином кушетка под стеной.

За столом, спиной к окнам, сидел средних лет мужчина. На вид серьезный: гладко выбрит, в очках с золотой оправой, но лицо неприятное, глаза колючие… Таня мужик этот сразу не понравился.

Доктор взял у студенток их медицинские карточки и стал что-то отмечать в своих бумагах. Три хорошеньких девушки, переминаясь с ноги на ногу, стояли перед столом, ожидая когда их попросят делать не очень приятные для них вещи.. Затем врач перестал писать и прервал молчание:

- Так, девушки, идите к кушетке, раздевайтесь, потом подходите ко мне по одной. «Да, вот первый мужчина который увидит меня голой», подумала Таня. «Наверное, он все же не станет раздевать нас полностью. Но это все равно неприятно, даже если он и врач. Он прежде всего мужчина. Хоть бы ширму в кабинет принес, а так, меня увидят в белье одногруппницы, будут сплетни, в общем… это весьма неприятно.»

Таня направилась с этой мыслью к кушетке. Она бросила взгляд на девушек. Первой стала раздеваться бойкая Аня. Девушка наклонилась и сняла с ног туфельки, затем, зная, очевидно, что будут смотреть ступни, сняла белые носочки. Теперь ее босые, с беззащитными маленькими пальчиками ножки на фоне расклешенных джинсов и стоящие на дощатом полу, выглядели очень возбуждающе.

Аня выпрямилась и принялась расстегивать широкий «модный» белый ремень, опоясывающий светло-коричневые джинсы с очень низкой талией, намного ниже пупочка. Тане было хорошо известно, что в таких джинсах расстояние от пояса до пупка гораздо больше, чем до… интимных мест. И ветерок так ласкает низ живота… Когда девушка возилась с пряжкой, ее загорелый животик с едва заметным пушком эротично напрягался.

Вот Аня наконец отбрасывает концы ремня в стороны и быстрым движением двух пальчиков расстегивает молнию… Таня заметила, что при виде раздевающейся девушки, е охватывает знакомок возбуждение. «Я не лесбиянка, я натуралка, я люблю смотреть на голых деву…- тьфу, парней!», убждает себя Танюша, но не может оторвать взгляд от симпатичной подружки. «Как я хочу сейчас залезть рукой ей в расстегнутые брюки!», думает Таня и чувствует, что напряглись ее сосочки под лифчиком.

Но Аня вдруг начинает спускать джинсы: сначала до колен, затем вниз, до щиколоток. Всем присутствующим открылись красные, очень красивые трусики - стринги и голые загорелые, стройные Анины ножки. Таня хотела посмотреть Ане в лицо, чтобы увидеть смущается та или нет, но его закрыли темные волосы. Анечка выпрямилась и ее симпатичную фигурку с подтянутым животиком и слегка оттопыренной попкой скрывали теперь только трусики стринги и красный топик.

Полоска трусиков была совсем низко над лобком. Таня такие вызывающие трусики надевать не решилась бы. Аня взялась руками за низ топика и потянула его вверх. Спина девушки изящно выгнулась, а топик больше не скрывал небольшие грудки Ани, которые плотно облегал такой же красный бюстгальтер. Аня повернулась и аккуратно сложила одежду на кушетку.

Девушка хотела было направиться к врачу, но тот оторвался от бумаг и сказал то, чего все девушки тайно опасались:

- Вернись назад и сними трусики и лифчик. Нечего стесняться, вы же на медосмотр пришли, или как? Смысл сказанного дошел до девушки не сразу, Аня опешила от того, что к ней обратились на ты и застыла.

- Ну чего стоишь, иди, раздевайся совсем. Аня с каменным лицом на прямых ногах возвратилась к кушетке.

Остановилась, затем взглядом окинула присутствующих и завела руки за спину, расстегивая лифчик. Девушка раздевалась суетливо, неуверенно. Лифчик был снят и остальные девушки смотрели на небольшие аппетитные Анины грудки с торчащими сосками. «А какой, наверное вид сейчас открывается из окон!» подумала Таня.

Напротив окон кабинета всего в 10 метрах была стена другого университетского корпуса с окнами коридоров и аудиторий. «Ужас, меня сейчас ждет то же самое, мне придется наголо раздеться перед незнакомым мужчиной… Он увидит меня всю, как еще никто до этого… Вот сейчас Аня снимет трусики и я увижу е щелку, лобок, ягодицы… Интересно, Аня тоже бреет свою киску?... , ласкает ее, или у нее уже есть парень, который делает с ее киской то, о чем я мечтаю…»

Тут Таня почувствовала, как начинают увлажняться ее губки, а соски совсем затвердели. Таня иногда мастурбировала перед зеркалом и ей было известно, что признаки возбуждения девушки, особенно с бледной кожей, всегда хорошо заметны. «Когда я разденусь, врач увидит как покраснел мой животик, как увлажнилась промежность, увидит возбужденную грудь, не оставит без внимания мой смущенный бегающий взгляд…».

Тем временем Аня, перед тем как снять свои красные трусики, подняла испуганный и смущенный взгляд на доктора, но тот был неумолим.

- Девушка, не тяните время, снимайте все и идете к столу. Аня взялась большими пальцами под резинку трусиков и одним движением спустила их до щиколоток. В этот момент Таня ощутила, как капельки влаги стали стекать вниз по ее бедрам.

«Все, теперь не заметить влажные следы на бедрах, если я разденусь, сможет только слепой». Аня выпрямилась: на теле девушки оставались следы загара, контур купальника – бикини проходил совсем низко над лобком.

На самом лобке была оставлена только тонеькая полоска волос. «Почти как у меня», подумала Таня. В самом низу виднелись аккуратненькие губки. Повернувшись лицом к доктору, бойкая до этого староста Анечка, совсем растеряла свою смелость и застенчиво прикрыла лобок ладошкой правой руки и грудь предплечьем левой… От вида полностью обнаженной красивой девушки рядом с собой Таня почувствовала приятную теплую тяжесть внизу живота. Аня несмело, осторожно, сделала несколько шагов босиком по голому полу.

Доктор оторвался от бумаг и внимательно смотрел, как к нему подходит полностью голая юная девушка. Аня остановилась напротив стола и лицом к раскрытым окнам, наклонив голову и вперив взгляд в пол, довольно плотно прикрыла ладошками свои беззащитные прелести.

- Фамилия-имя-отчество…

- Крутовая Анна Владимировна… - дрожащим от волнения голосом сказала совсем смущенная Анечка.

- Опусти руки вдоль туловища и поставь ноги вместе – попросил доктор довольно мягко. Видя, что Аня боится и не спешит выполнять просьбу, доктор решил подбодрить девушку:

- Тебе нечего стесняться, ты очень красивая девушка – сказал врач и улыбнулся. Аня, не отрывая рук от лобка и груди, со смущенной улыбкой Аня все же подчинилась: поставила вместе ровные стройные ноги и только потом опустила руки, глядя куда-то в сторону.

- Теперь подними руки вверх, смотри прямо…Анина девичья грудь уставилась сосками вверх, эротично напрягся животик, еще эротичнее стали смотреться округлые ягодицы. Щечки Ани алели даже через загар.

- Присядь на корточки и раздвинь ноги – скомандовал хирург. Аня присела. Таня смотрела на Аню сзади и чуть сбоку, поэтому всей красоты ей видно не было. Снизу, между двумя ягодицами проглядывали опустившиеся вниз от такой позы половые губки девушки… На таком фоне босые ступни смотрелись безумно сексуально..

- Вытяни вперед руки и присядь несколько раз. Когда девушка приседала, ее бедра и ягодицы изящно напрягались и выглядели для Танюши необычно. Аня по сравнению с нашей героиней выглядела более спортивно. Таня даже стала немного завидовать старосте группы.

- Встань и повернись спиной. Теперь Анечка стала лицом к остальным девушкам. Увидев, что на нее внимательно смотрят, девушка попыталась снова прикрыть лобок и вновь скрестила ладошки над полоской волос ниже живота. Доктор не препятствовал.

- Наклонись вперед и достань кончиками пальцев до пола. «Если меня попросят сделать так же, я, наверное, просто кончу…», подумала Таня, глядя на то, как наклонилась девушка. Было видно, что Анины ноги слегка дрожат. «Интересно, какой вид открывается сзади…»

- Руками разведи ягодицы – Сказал доктор. Аня явно не ожидала таких указаний. Она смущенно улыбнулась и, взявшись руками за аппетитные половинки, развела их в стороны. Доктор очень внимательно смотрел на колечко ануса девушки, затем изменился в лице, но не подавая виду попросил, видимо, пытаясь что-то такое в себе перебороть, сказал:

- Солнышко, пожалуйста, теперь пальчиками раскрой половые губки… Аня от такого обращения явно опешила, и, обернувшись, заглянула в лицо мужчине. Тот сохранял непоколебимый вид. Природная смелость Ани победила остальные чувства.

Губами Аня прошептала неслышно нечто вроде «извращенец», но, встряхнув волосами и, покраснев совсем, зашевелила руками где-то глубже и чуть ниже… Таня не видела всей картины, но возбуждение ее усилилось настолько, что уже застучала кровь в висках.

- Молодец, теперь повернись ко мне левым боком и еще раз нагнись. Это означало, что теперь все Анины тайны окажутся полностью открытыми прямо перед глазами Тани и Насти.. Аня поправила черные локоны, слегка ими встряхнув – явный признак того, что девушка раскрепостилась и не чувствует себя ущемленной, затем снова наклонилась.

Перед Таней во всей красе предстали Анины дырочки. Как Таня и думала, промежность у Ани была гладко выбрита и от этого розовая дырочка Аничкиной попки казалась еще привлекательней. Ниже располагались изящные плотные половые губки молоденькой девушки. К Таниному удивлению, при этом, слегка набухшие и немного влажные!

«Неужели ее тоже так возбуждает этот медосмотр? К черту парней, я хочу познакомиться с ней поближе!» - решила Таня и хотела было вновь погрузиться в сладкие мечты о том, как бы выглядел на фоне этих девичьих губок ее собственный язычок и шаловливые пальчики, но хирург уже развернул Аню снова спиной к себе и обнаженная девушка, согнув правую ножку в колене, показывала хирургу ступни ног.

- Все, ты молодец, все в порядке, можешь идти одеваться – сказал доктор.

- Хм, спасибо… доктор, ехидно и с улыбкой сказала Аня и направилась к кушетке за одеждой.

Настала Танина очередь раздеваться. А очень не хотелось.. Таня подошла к кушетке и, стоя рядом с одевающейся Аней, начала расстегивать блузку. Частое дыхание и дрожь рук выдавали напряжения девушки.

Таня отбросила блузку и принялась расстегивать брюки. Белые кружевные Танины трусики были совсем влажными и Таня очень стеснялась так «засветиться» перед однокурсницами и незнакомым мужчиной, пусть даже и врачом. Но, набравшись смелости и убеждая себя, что все в порядке, девушка вынула ножки из босоножек и сняла брюки совсем.

Таня сразу же почувствовала. как несколько человек сразу уставились вниз на ее влажные трусики… «Если их так сейчас интересуют влажные трусики, то как же они посмотрят на меня, на мою промежность, когда я сниму себя все!?...».

Таня продолжала раздеваться: вот она расстегивает лифчик, но снимает, немного задержав его на аппетитных грудках… «Так, теперь последнее и самое основное – снять трусики. Я должна снять свои трусики, мой последний бастион, черт, как будто прощаюсь с девственностью!». Таня поймала себя на мысли о том, что приблизительно так она представляла себе один из эпизодов «Жюльетты» с публичным раздеванием юной девственницы перед старым развратником, господином Нуасреем… «Никогда бы не подумала, что этот кошмар обернется для меня явью!», подумала Таня и у всех на глазах одним быстрым, но эротичным движением, сняла трусики до щиколоток и вынул ножки по одной.

«Наверное, мужчина мог бы получить оргазм, глядя, как я это делаю», гордо отметила для себя Таня. «Да и не только мужчина…» И Таня, поправляя прекрасные вьющиеся локоны, надеясь найти поддержку, взглянула в сторону Ани. Однако, ее реакция была не такой как предполагала девушка. Аня, вместо встречной улыбки, уставилась взглядом куда-то ниже живота. Настя также смотрела на Танин лобок.. Влажный лобок.

Девушки не могли оторвать взгляд от изящной Таниной фигурки, идеальных грудей и ягодиц, светлых, а не темных волос на лобке, как и положено быть у натуральной блондинки. «Наверное, натуральную блондинку они видят впервые. Впервые обнаженной. Глаза девушек изучают тело Тани с нескрываемой завистью. «Никогда не думала, что взгляды, направленные на твое голое тело, даже женские, могут быть такими унизительными!»

И на Таню резко навалилось гнетущее чувство стыда, девушки вогнали ее в краску. Ухоженными ручками с длинным маникюром, девушка прикрыла лобок у грудь. Тане было очень непривычно такое ощущение лобка под своей ладошкой: обычно ладошкой она интенсивно двигала, мастурбируя, а теперь ее приходилось держать неподвижно, стараясь прикрыть как можно больше от назойливого изучающего взгляда… ручка лежала внизу живота девушки наискось: запястье почти возле пупка, кисть полностью прижата к лобку, чуть наискосок, прикрывая волосики.

Изящные тонкие пальчики плотно сжаты вместе и, немного подрагивая, закрывают собой клитор и влажные половые губки… Но, оказывается одними ручками удается прикрыть так мало, и это так сильно возбуждает!

Другой рукой Таня пыталась прикрыть грудь, но сделать это оказалось еще труднее. В общем, поняв бессмысленность затеи с закрыванием интимных мест ручками, Таня перестает усердствовать, но все же прикрывшись, решает идти к столу, за которым сидит хирург.

Итак, стараясь держаться серьезно, невысокая, но невообразимо красивая девушка, сравнимая с эльфийской принцессой, наша героиня дефилирует, смущенно закрываясь нежными ручками к столу, где сидит врач…

- Будьте любезны, назовитесь – вежливо просит врач. «Ух ты, это уже что-то! На вы обращаться стал, значит впечатлен.. Еще бы!» Хирург на своем веку много чего видел, но такие красавицы редко встречаются, тем более, такие юные красавицы, и такие гордые…

- Сергеева Татьяна Викторовна, с апломбом красавицы произнесла девушка, встряхнув длинными вьющимися светлыми волосами и стыдливо прикрывая прелести ручками.

- Татьяна, поставьте ноги вместе и опустите руки. Таня послушно опускает руки и смотрит в лицо доктору. Взгляд хирурга перестает быть профессиональным: теперь на нее во се глаза смотрит мужчина. Возбужденный мужчина…

Его взгляд останавливается на грудях, ощупывает их, затем спускается ниже, проходит по талии и останавливается внизу, на промежности Тани. Доктор дважды сглатывает слюну и наклоняется чуть вперед, неуклюже сгиная спину. «Да, вот тебе и профессиональная этика… А ведь мне уже начинает нравиться, когда он так смотрит, это не зависть, это желание, это зов…» И Таня смущенно усмехнулась. До хирурга наконец дошло, что пауза затягивается и он совершенно изменившимся голосом просит:

- Танюша, теперь, пожалуйста, присядьте и разведите ножки… Таня, продолжая смотреть прямо в глаза мужчине, сама дрожа от возбуждения и зная, что сейчас будет видно, насколько увлажнилась ее киска, приседает и медленно разводит ноги…

Доктор больше не может смотреть ей в глаза. Теперь они говорят слишком много, они говорят, что здесь уже не врач и его пациентка… Врач стремится продлить наслаждение и держит Таню в таком положении немного дольше, чем следует. «Он так смотрит, бедняжка, он так меня хочет…» Таня живо представила, как в ее лоно входит возбужденный мужской член… От этого ноги девушки чуть вздрагивают, а из раскрытой щелки, с набухших половых губок, на дощатый пол кабинета падает капелька влаги…

- Я на минутку! Боевым, но дрожащим голосам сказал врач и, согнувшись, пулей выскочил в холл, придерживая халат ниже пояса… Девушки согнулись от смеха… Таня встала и осталась стоять голой посреди кабинета, дожидаясь беглеца. И вот он вернулся: халат забрызган водой, руки и лицо мокрые, волосы тоже… морда вся красная.

«Быстро же он… спустил… хотя не забыл и умыться!» - подумала возбужденная до предела и вдвойне смущенная Таня.

- Так, теперь, леди, повернитесь спиной и достаньте руками до пола! – обратился он к полностью голой Тане, которая смотрела на доктора уже более с интересом, чем со смущением. За стол хирург садиться не стал. Таня наклонилась как он просил.

- Стойте так и не бойтесь. Я хочу прощупать ваш копчик, он как будто не на месте. «Странно, с копчиком у меня всегда был порядок… ах вот какой копчик, ах ты негодяй, аах!» Но возмущаться было уже поздно. Доктор, положил левую руку на поясницу обнаженной и девушки, якобы надавливая позвоночник, а правую положили снизу на промежность.

«Это же домогательство, он пользуется моим беззащитным положением, это же почти изнасилование, неслыханно!» – Внутренне возмутилась девушка. «Засадить бы этого извращенца лет на пятнадцать! Геммороя у него точно бы от работы жопой не было бы!» Таня хотела было заехать ему пяткой между ног, обернулось со злобой, но мужская рука сделала свое дело: средним пальцем доктор массировал девушке клитор, ладонь ласкала половые губы, а большой палец слегка тер колечко ануса.

«Если бы это не было так приятно, я бы его точно ударила… со всей силы… Таня перестала сопротивляться, уперлась руками в колени и стала покачиваться в такт движениям руки доктора. Ее глаза закрылись, спина эротично изогнулась и из нее вырвался такой сексапильный стон наслаждения, что наверное от одного этого звука мужчина мог бы прийти в экстаз.

Таня пришла в удивление от того, что ей самой не получалось так себя разжечь. Ее щелка просто истекала нектаром, сок стекал по руке доктора и капал на пол. Присутствовавшие, и полностью загипнотизированные процессом Аня и Настя теперь уже отлично поняли, что это был не копчик… Аня, как показалось Тане, держит руку между плотно сжатых ног и… «Черт, да она мастурбирует!».

Таня просто больше не могла думать. Пульсирующий жар внизу живота Тани стал разливаться по всему телу девушки… Вдруг в этот момент Таня услышала как открылась дверь кабинета и мужской голос, голос того самого Ромы!!! - Ой, извините… И дверь не закрылась. Рома смотрел на обнаженную и стоящую раком Таню, смотрел сзади и чуть сбоку, на истекающую нектаром промежность, пульсирующий под мужскими пальцами анус, на твердые торчащие над голой грудью соски…

Тут Таня почувствовала как по всему телу пробегают сладострастные волны… Девушка выгнула спину и через плечо взглянула на дверь кабинета, где в самом деле стоял застывший в изумлении парень… Доктор ускорил темп движений руки и наконец Таня почувствовала, что кончает. «Мой первый настоящий оргазм с мужчиной, в медпункте…» в голове последние неясные мысли: «Это все же лучше, чем умереть старой девой, и каждый день заниматься онанизмом…

Все, мне никогда не было так хорошо, ах!» И Таня издала несколько божественных стонов наслаждения на разный лад, испытав самый сильный в своей жизни оргазм!

Доктор вытер руку об халат, затем взял под руки совсем обессилившую девушку и отвел ее на кушетку. – Отдохни немного, после оденешься… И вновь на ватных ногах покинул кабинет. «Еще бы! После такого!» - подумала Таня и на ее лице появилась удовлетворенная улыбка.

TO BE CONTINUED…


Оцените этот порно рассказ:        
Опубликуйте ваш порно рассказ на нашем сайте!


Вверх ▲

Порно рассказы опубликованы на ReadPorno.ru. Читайте также эротические рассказы.